The controversial bit of “Ghost in the Shell” is also its most original / «Призрак в доспехах»: оригинальный и спорный

Поделиться:

In form and feel, the film summons predecessors from “Blade Runner” to “Bourne”, so its international casting is its most unreal and original element.

HOW long can a story stay ahead of its time? “Ghost in the Shell”, Mamoru Oshii’s much-admired Japanese anime, was shockingly futuristic when it was released in 1995. It’s half-shiny, half-grimy mega-city setting may have resembled the noirish metropolises of “Blade Runner” (1982) and “Brazil” (1985), and its cyborg heroine could have come from the same production line as “Robocop” (1987) and “The Terminator” (1984). But its combination of hand-drawn and digital animation was revolutionary, and its vision of a populace connected telepathically to the internet was prophetic.

“Ghost in the Shell” went on to influence any number of cyberpunk films, including James Cameron’s “Avatar” (2009) and, especially, the Wachowskis’ “The Matrix” (1999). But 22 years is a long time in science fiction, so the live-action remake, starring Scarlett Johansson, feels like a late arrival at the party: if Hollywood had waited any longer, it would have risked becoming a historical drama. It’s impossible to watch “Ghost in the Shell” without counting echoes of the other films which have come out since the original anime.

Ms Johansson plays the Major, a woman who was almost killed in a terrorist bombing, but whose brain was transplanted into an artificial, almost invulnerable body by a motherly scientist (Juliette Binoche). She now works for an elite counter-terrorism task force alongside the steadfast Batou (Pilou Asbaek). But as well as tracking cyber-criminals through mean streets and virtual realities, she tries to recover memories of her own pre-bionic life.

As an amnesiac secret agent who suspects her employers of knowing more about her than they’re letting on, the Major has an awful lot in common with Jason Bourne in the “Bourne” franchise. Her time-bending, gravity-defying fight scenes, meanwhile, can’t help but recall “The Matrix”. And Ms Johansson herself has already played superhumans with identity crises in “Lucy”, “The Avengers” and “Under the Skin”. When she swan-dives off the top of a tower block, jumps through a plate-glass window in slow-motion, and shoots a roomful of people while running along the ceiling, it’s possible to be awestruck by the fantastic visuals at the same time as thinking, well, yes, it’s Scarlett doing her thing again. “Ghost in the Shell” makes some deliberate, gruesome references to “Frankenstein”, and the film itself is a kind of Frankenstein’s Monster: an entity that has been cobbled together from bits and pieces.

Still, like Frankenstein’s Monster, it is an overpowering and fearsome creation. There isn’t much subtlety to the debates about human consciousness and artificial intelligence, nor is there much complexity to the gruffly violent characters, but the film has a nightmarish atmosphere all of its own. Directed by Rupert Sanders, “Ghost in the Shell” uses all sorts of surreally grotesque imagery–both computer-generated and practical–and an ominous electronic score to make the rain-lashed Los Angeles of “Blade Runner” look like Disneyland on a summer’s day. There is no winking humor to lighten the mood, no contemporary brand names or historical references to anchor the story in a recognizable time or place. As the Major and Batou stalk between mountainous skyscrapers and down crumbling concrete alleys, the viewer is cast adrift in a spectacular but suffocating urban dystopia which feels both eastern and western, ultra-modern and lived-in, authentic and outrageous, familiar and jarringly strange.

One disorientating element is the pointedly international cast, which includes actors of numerous nationalities, colors, and accents. In a nod to the film’s origins, The Major’s boss is played by a legend of Japanese action cinema, “Beat” Takeshi Kitano (pictured, with Ms. Johansson), who speaks all of his lines in Japanese.

Not everyone is happy about the “rainbow casting”. When Ms. Johansson was announced as the Major, the film was condemned online as another example of “white-washing”, that is, the Hollywood tendency to take Asian roles and hand them to white actors. You could argue, as Mr. Oshii has, that the new “Ghost in the Shell” is separate from the old one, and that there is no pressing reason why an American film should be identical to a Japanese one, or why a cyborg should be Japanese in the first place. (In the manga comic that inspired the first film, Major is called Motoko Kusanagi, but has blue hair and pink eyes). And while that argument hasn’t won over the detractors, the fact is that its racial diversity is one of its most distinctive and laudable aspects. A monocultural city just doesn’t make sense in science fiction anymore. The “Ghost in the Shell” remake may not be as pioneering as the anime was, but its mix-and-match casting is the most truly futuristic thing about it.

Перевод:

По форме и содержанию фильм «Призрак в доспехах» вобрал в себя черты множества своих предшественников – от «Бегущего по лезвию» до «Борна», поэтому его международный актерский состав стал его самым замечательным и оригинальным элементом.

Насколько выдуманная история может опережать свое время? «Призрак в доспехах», чрезвычайно популярный японский мультфильм в жанре аниме, снятый Мамору Осии (Mamoru Oshii), показался шокирующе футуристичным, когда в 1995 году он вышел на экраны. Показанный в нем наполовину сверкающий, наполовину закопченный мегаполис, во многом напоминает мегаполисы в фильмах «Бегущий по лезвию» (1982) и «Бразилия» (1985), а его главная героиня-киборг продолжает череду киборгов, показанных в «Робокопе» (1987) и «Терминаторе» (1984). Однако сочетание рисованной и цифровой анимации в «Призраке в доспехах» оказалось революционным, а идея о том, что люди могут телепатически подключаться к интернету, оказалась пророческой.

«Призрак в доспехах» оказал серьезное влияние на создателей фильмов в стиле киберпанк, включая «Аватар» (2009) Джеймса Кэмерона (James Cameron) и «Матрицу» (1999) братьев Вачовски. Однако 22 года – это очень долгий период времени в области научной фантастики, поэтому ремейк «Призрака в доспехах» со Скарлетт Йоханссон (Scarlett Johansson) в главной роли производит впечатление чего-то запоздалого: если бы Голливуд подождал еще немного, этот фильм рисковал бы превратиться в историческую драму. Невозможно смотреть «Призрак в доспехах», не считая в уме отголоски других фильмов, успевших выйти на экраны после оригинального аниме.

В фильме г-жа Йоханссон играет майора Министерства общественной безопасности, женщину, которая чуть не погибла в результате теракта и мозг которой женщина-ученый (Жюльет Бинош (Juliette Binoche)) пересадила в искусственное, практически неуязвимое тело. Теперь она работает в рамках элитной контртеррористической группы вместе с неутомимым Бату (Пилу Асбек (Pilou Asbaek)). Но преследуя кибер-преступников в трущобах и в виртуальной реальности, она пытается восстановить воспоминания о своей прежней жизни.

Будучи страдающим амнезией секретным агентом, подозревающим, что ее руководство знает о ее жизни гораздо больше нее, майор имеет массу общего с Джейсоном Борном из франшизы о Борне. А сцены ее боев, насыщенные самыми невероятными трюками, сразу же вызывают в памяти «Матрицу». Кроме того, г-жа Йоханссон уже играла сверхлюдей, переживающих кризисы идентичности, в фильмах «Люси», «Мстители» и «Побудь в моей шкуре». Когда она прыгает с вершины небоскреба, пролетает сквозь стеклянное окно в замедленной съемке, расстреливает огромное количество людей, продолжая бежать по потолку, вы вряд ли сможете подавить в себе восхищение. Однако в то же время вы, скорее всего, подумаете: что ж, Скарлетт в своем репертуаре. В «Призраке в доспехах» есть несколько очевидных и довольно шокирующих аллюзий к «Франкенштейну», и сам фильм в каком-то смысле представляет собой монстра Франкенштейна: некая сущность, которую собрали воедино из отдельных частей и кусочков.

Подобно монстру Франкенштейна, этот фильм представляет собой неотразимое и внушающее страх творение. Споры о человеческом сознании и искусственном интеллекте лишены какой-либо утонченности, а угрюмые отрицательные персонажи кажутся довольно плоскими, однако этот фильм передает весьма самобытную атмосферу кошмара. В «Призраке в доспехах», снятом режиссером Рупертом Сандерсом (Rupert Sanders), присутствуют самые разные гротескные образы, и в сравнении с ними мрачные пейзажи заливаемого дождем Лос-Анджелеса в «Бегущем по лезвию» кажутся Диснейлендом теплым летним днем. В «Призраке» полностью отсутствует юмор, который мог бы слегка разбавить общее настроение, нет никакой рекламы современных брендов и исторических ссылок, которые могли бы привязать действие фильма к какому-либо узнаваемому времени или месту. Когда майор и Бату продвигаются между небоскребами и по бетонным улицам, зрители попадают в эффектную, но при этом удушающую урбанистическую антиутопию, которая одновременно кажется западной и восточной, ультрасовременной и устаревшей, привычной и скандальной, знакомой и фантастически странной.

Одним из дезориентирующих элементов фильма стал его международный актерский состав, включающий в себя актеров самых разных национальностей, цвета кожи и языков. Чтобы отдать должное создателям оригинальной версии, босса майора сыграла легенда японского экшена Такеши Китано (Takeshi Kitano), который произносит все свои реплики на японском языке.

Не всем понравился такой разнообразный актерский состав. Когда стало известно, что роль майора достанется г-же Йоханссон, многие пользователи социальных сетей назвали этот фильм очередным примером «отбеливания», то есть склонностью Голливуда брать роли, исполненные азиатами, и отдавать их белым актерам. Вы можете сказать, как это сделал г-н Осии, что новый «Призрак в доспехах» – это совершенно другой фильм и что нет никаких веских причин, по которым снятый в Америке фильм должен быть идентичным японскому фильму и по которым киборг обязательно должен быть японцем. (В манге, на основе которой был снят оригинальный фильм, майора звали Мотоко Кусанаги, но у нее были синие волосы и розовые глаза.) И хотя тот аргумент не помог убедить противников, факт остается фактом: расовое разнообразие актерского состава стало самой заметной и самой похвальной чертой фильма. Монокультурный город больше не вписывается в образную систему научной фантастики. Возможно, «Призрак в доспехах» не будет таким новаторским фильмом, каким стало оригинальное аниме, однако его международный актерский состав является его поистине футуристической характерной чертой.

Автор: Prospero blog

Источник: The Economist

Подпишитесь на еженедельную рассылку GuruEnglish Weekly
Получайте бесплатные учебные материалы по английскому языку
УжасноПлохоХорошоНормальноОтлично (Пока оценок нет)
Загрузка...
Запишись на бесплатный урок английского в Skyeng
Составим персональную программу и подберем преподавателя
  • 420
    Преподавателей в штате
  • 4 500
    Учеников учатся сейчас
  • 340 000
    Уроков успешно проведено

Отправьте свои контактные данные и мы свяжемся с вами.